ДЗЭН «САМОЕ БОЛЬШОЕ ВРАНЬЁ ВСЕХ ВРЕМЁН И НАРОДОВ» Кодо Саваки Роси. Часть 4

22.ТВОЯ ЖИЗНЬ? ЕСЛИ ОНА ПРОШЛА, ТО ОНА ПРОШЛА!
"Как жить, будучи человеком?" – ты не имеешь ни малейшего понятия, твоя жена не имеет ни малейшего понятия, твои дети не имеют ни малейшего понятия. Мир полон людей, которые не имеют ни малейшего понятия, как они должны жить.
"Тебе не хватает на жизнь? Тогда просто умри!" – когда я это как-то сказал одному, он сделал очень испуганное лицо. Ты живёшь, чтобы работать или ты работаешь, чтобы жить? Большинство людей, похоже, всю свою жизнь только тем и заняты, что заботятся о своём хлебе насущном. Таким образом, ты живёшь свою жизнь в обороне, ты бьёшься проигранную битву. Если ты живёшь, то живи ради своего задания, и ради этого задания ты и должен есть.
Будучи человеком, ты должен однажды хорошенько подумать ради чего ты живёшь на самом деле. Зачем ты живёшь? Ясен ли тебе смысл этой жизни и рад ли ты быть рождённым как человек?
Мы живём нашу жизнь как дети, играющие в лесу: ищем, ловим и нас ловят. Мы погружаемся глубже и глубже в подлесок при нашем поиске, но прежде чем мы схватим что-нибудь в этой суматохе, то окажемся в гробу.
Ты разделяешь на то, что ты любишь, и что не любишь. То, что ты любишь, за тем ты бегаешь. И ты бегаешь от того, что ты не любишь. Твои иллюзии как игра в прятки. Жить спокойно и без испуга означает покончить с этой игрой в прятки. Даже посредине страдания ты не должен надеяться на что-нибудь лучшее. Не пытайся уменьшить страдание, убежать от него или бежать за чем-нибудь другим. Это означает истинное спокойствие.
Тот, кто постоянно хочет поесть новых деликатесов, у того дела плохи, если они закончатся. Тот, кто хочет всегда наслаждаться жизнью, тому однажды испортят это наслаждение. Счастье найдёт тот, кто, родившись бедным, прошёл тяжёлую школу жизни. Он понимает, что нужда не всегда нужда, а радость не всегда радость. Только заурядный человек делает много шума из ничего. Он постоянно бегает по кругу, за тем, что ему нравится и от того, что не нравится – самое большое счастье означает просто принять это.
(На больничной койке): Я не по-настоящему болен. Просто мои ноги больше не двигаются. Ну и что?
Не нужно искать всю свою жизнь "спокойствие ума", как будто бы ты искал дыру, чтобы спрятаться в ней. Если твоя повседневная жизнь состоит в том, чтобы волноваться, то ты найдёшь своё спокойствие ума посреди этих волнений.
Пытаться получить своё личное сатори, только для себя одного – большая ошибка. Даже твоё тело не принадлежит тебе одному. Ты живёшь не отдельно от других. Сатори должно быть тем самым корнем, которое ты разделяешь с небом и землёй. Сатори – это то самое тело, которое ты имеешь совместно с 10000 вещами. Поэтому всё, чем ты владеешь лично и индивидуально, всего лишь дешёвая иллюзия – каким бы ценным ты это и ни считал.
Если идёт дождь, то дождь идёт. Если дует ветер, то ветер дует. Кто знает, хорошо это или плохо? Ты бормочешь про себя ругательства – ну и что?
Твоей исходной точкой должно быть это "Ну и что?".
Мы тратим все свои силы в поиске чего-нибудь – в этом мире, в котором нет ничего, что можно было бы найти...
Мы постоянно дёргаемся и называем это нашими "эмоциями".
Прекрати дёргаться и ты обретёшь спокойствие. Только из-за того, что ты беспрерывно дёргаешься, у тебя его нет.
Мир различений – одна единственная фата моргана. Мы живём в этом мире как тот, кто делает много шума в своём сне, не замечая, что он просто спит.
Для заурядного человека вообще нет никакой реальности. Посреди реальности всех вещей он видит только галлюцинации.
В мире нет ни счастья, ни несчастья. Это как будто бы ты во сне влюбился и потом разошёлся со своей возлюбленной – когда ты просыпаешься, в этом нет ничего особенного. Просто воображение.
Почему 10000 феноменов появляются в мире именно таким образом? Если ты спрашиваешь о причине, то должен констатировать, что нет ни малейшей причины.
Какой смысл в том, что каждый из нас именно такой, какой он есть? Абсолютно никакого! Всё так, как оно есть – без причины и смысла.
Жизнь – это мелодия нерождённого. Там нет "смысла". Не говори, что она "сладка" или "кисла", "красива" или "тяжела". Как звучит эта мелодия? Ла ла ли ла, ли ла ла – ничего особенного.
"Му" не означает "ничего". Оно означает то, что мы, люди, не можем себе представить.
"С рождения до смерти: только это, это!" (Мастер Сэкито Кисэн)
Что ты любишь, а что нет, не имеет ни малейшего значения. Вещи такие, какие они есть. Нет места для предпочтений. Сорняки не думают, они просто так растут.
Всё равно снится тебе рай или ад – если ты спишь, то ты спишь. Твой сон – только сон......
Ночью тебе снятся всевозможные сны – и не только те, которые разрешено смотреть детям. Когда ты просыпаешься на утро, то констатируешь, что в этом не было ничего особенного.
Твоя жизнь? Если она прошла, то она прошла – как ни крути!
23. ПОЧЕМУ ТЫ ВООБЩЕ ПРИШЁЛ В ЭТОТ МИР?
Когда я был молодым, то ругал Амитаба Будду: "Ох, разве ты не обещал не входить в нирвану, пока не спасёшь все живые существа? Разве ты меня не забыл?".
Но это было моей собственной ошибкой – в глазах Амитабы мы все уже Будды.
Все живые существа страдают, но в глазах Будды нет ни малейшей причины для страдания. Но мы всё равно страдаем: Мы создаем своё собственное страдание, а потом сами злимся из-за этого и в итоге начинаем плакать!
Нет никаких проблем – путь прост, без сложностей. Почему путь кажется тяжёлым для взрослых, в то время как он так лёгок для младенца? Взрослые люди – странные люди. Почему они просто не откроют глаза и не посмотрят прямо вперёд, вместо того, чтобы постоянно врать самим себе и сплетничать о других. Нет ни малейшей причины жаловаться: Если идёт дождь, то дай дождю идти, если дует ветер, то дай ветру дуть.
В глазах Будды нет ни одного заблудившегося существа. В глазах заурядного человека нет ничего кроме иллюзий.
Заурядный человек цепляется за свои личные, окостеневшие понятия. Он думает, что знает, что такое "счастье" или "сатори". Но после этого он не может идти ни вперёд, ни назад: "Как выглядит конечная, абсолютная истина!?". Таких вещей не существует. Ты должен просто снять свои наглазники и вычистить серу из ушей, чтобы услышать, увидеть и почувствовать, какими являются на самом деле вещи. "Абсолютная истина" – это не что-то, что ты можешь понять интеллектуально. Ты находишься посреди истины, даже не понимая этого.
Ничего не искать, ничего не хватать, ничего не выкидывать – просто действовать соответственно своей природе: Это секрет, о котором идёт речь в японском бое на мечах.
Природа Будды – это не что-то особенное: Каждый из нас имеет её с самого начала. Потому что каждый из нас имеет свой собственный, истинный лик.
Всё бытие – природа Будды. Спокойствие ума означает увидеть, что даже самый большой сумасшедший не может вывалиться из природы Будды.
Первоначально всё – результат большой природы. Поэтому мы можем сказать, что каждая вещь существует за счёт милости природы. Из этой милости природы состоит наша истинная суть, наш настоящий образ жизни.
Горы не скупятся, реки не скупятся: Всё дарует себя друг другу, даже ни на секунду не задумываясь об этом. Это делает мир таким прекрасным.
Срать, носить одежду, есть, сансара и нирвана, 4 времени года, погода и как она меняется – это всё манифестации сияющего света Будды. Все аспекты твоей повседневной жизни наполнены этим светом, сияющим во все стороны и выражающимся во всех феноменах.
Буддист не думает о том, какая религия лучше. Буддизм – это не религиозная наука, это космическая действительность. Мы не можем делать эту действительность предметом философских дискуссий.
Пока ты не взбаламутишь свои иллюзии заурядного человека, всё, что ты видишь глазами, слышишь ушами, нюхаешь носом и пробуешь языком – истина.
Что бы могло быть более глупым, чем рельеф с тремя обезьянами, которые не видят, не слышат и не говорят. Они смеются над нами! Для чего еще нужны уши, если как не для слушания? И зачем нам рот, если не для разговора? Что нам дают наши глаза, если мы не видим? Всё, что мы слышим, видим и говорим, должно быть заслугой.
Какая свобода может быть больше, чем видеть глазами, есть ртом и дышать носом? Мы теряемся в иллюзии, если упускаем из виду этот факт.
Если ты принимаешь круговорот жизни и смерти, какой он есть, то есть ни на что не ругаешься и ни за чем не бегаешь, то это недуманье.
Когда наконец-то исчезнет искусственный туман твоих фантазий, то ты одним ударом потеряешь все свои понятия – и на этом самом месте, ни от чего и ни за чем не бегая, будешь самим собой. И ты ясно увидишь, что ты должен делать с этим телом, а что нет.
Говорят, что это тело, какое оно есть, является телом Будды. Но, несмотря на это, тело заурядного человека не больше чем заурядный человек. Тело заурядного человека можно только тогда назвать Буддой, если заурядный человек полностью забыл самого себя.
Ты настолько влюблён в самого себя, что скорее похож на чёрта, чем на Будду. Учение Будды должно играть с тобой как с марионеткой до тех пор, пока ты, наконец, вообще не сможешь больше самостоятельно шевелиться. Только тогда ты можешь сказать, что это тело, какое оно есть, является Буддой.
С самого начала "великая вещь практики длинной в жизнь" (Бэндова) была ясна. Чего же тогда не хватает? Твои глаза лежат горизонтально, твой нос стоит вертикально – что же в этом тяжёлого? С самого начала всё хорошо как оно есть.
Почему мы родились в этом мире? Чтобы решить проблему нашей жизни. В чём состоит решение проблемы нашей жизни? В том, чтобы вместе со всеми живыми существами шагать по пути Будды. Мы должны увидеть, что нам с самого начала всего достаточно: У нас всех есть природа Будды, и мы никак не можем сойти с того единого пути Будды. Мы просто постоянно копошимся на краю пути, не в состоянии решиться, какая же сторона ведёт вперёд.
24. ТЫ ХОЧЕШЬ САТОРИ? ЧТОБЫ ВСТАВИТЬ ЕГО СЕБЕ В НОС КАК КОЛЬЦО!?
На пути Будды ты должен обозревать вещи с высокого места, чтобы в глубине сохранять спокойствие. Это означает, что ты становишься одним целым с космическим "Я", чтобы потом вернуться и спокойно и полностью жить своим повседневным "Я".
Внутри недуманья есть похороны и свадьбы. Есть лето и зима. Не спрашивай себя, что лучше – зима или лето, смотри на все 10000 различий из недуманья.
Мы знаем, что "Я" не существует, но нам всё равно больно, когда мы падаем: Откуда приходит эта боль? Боль не принадлежит "Я" – вся вселенная является одним целым с этой болью, вот и всё.
Если ты следуешь течению вещей, то и небо и земля следуют течению вещей. Если ты плывёшь против течения, то и небо и земля поворачиваются против течения. В твоей жизни нет ни малейшей причины бегать за чем-нибудь или от чего-нибудь. Поэтому я говорю: Прекрати стрелять!
Пока ты отдаёшь от себя всё, не имеет ни малейшего значения, следуешь ты течению вещей или плывёшь против течения.
Когда речь идёт о том, чтобы одним взглядом окинуть космическое пространство, то это не вопрос фокусного расстояния. Это вопрос резкости настройки. Ты должен отвергнуть все свои иллюзорные понятия. Что бы ты ни вбил себе в голову: и это неправильно, и то неправильно. Всё, что ты думаешь и во что веришь – неправильно. Если ты подобным образом отвергнешь всё, то в итоге ничего не останется. Это означает, что ты снимешь свои цветные очки. И тогда ты увидишь вещи такими, какие они есть на самом деле.
В этом нет абсолютно ничего особенного: вещи такие, какие они есть. И всё тут. И хорошо ли это так или плохо, не имеет ни малейшего значения.
Что такое сатори? Все аспекты действительности – это сатори. Сатори – это не особое психологическое состояние, которое ты достигаешь в определённом месте и в определённое время. Это всего лишь сон. Дзадзэн, безграничный в пространстве и времени – это настоящее сатори.
Ты думаешь, что смог бы достигнуть сатори с помощью религиозной практики? Нет, сама практика и есть сатори.
Ты напрягаешься, чтобы получить сатори для самого себя. Это похоже на то, как будто бы ты пытался вдеть кольцо себе в нос!
Ты хочешь, чтобы тебя освободили? Предоставь это лучше Будде! Если ты рецитируешь имя Амитабы Будды только в надежде, что он спасёт тебя за это, то твоя вера в Будду – фальшивка.
Пока ты смотришь на всё со стороны твоих личных мнений, то находишься посреди сна.
Если ты действительно веришь в Будду, в то время как рецитируешь его имя, тогда в самой этой рецитации лежит рай.
Веришь ты или нет: Дзадзэн – это Будда, но вне границ твоих взглядов и желаний.
Дзадзэн означает просто сидеть – даже не думая о том, чтобы хотеть стать Буддой. Дзадзэн – это самое большое спокойствие, которое существует в этой жизни.
"Безграничный, спокойный ум" (Эйхэй Короку) – это не что-то необыкновенное: Как перо, парящее в воздухе. Тебе не надо к этому ничего добавлять. Когда перо падает на землю, то оно падает на землю. Есть люди, которые изо всех сил стараются жить как можно дольше. Но мы не должны так стараться дожить до 70 или 80 – если ты умираешь, то просто умирай.
Ты должен радоваться смерти: Когда ты видишь красивую девушку, то создаёшь себе иллюзии, так же как когда ты нюхаешь что-нибудь вкусное. Все твои проблемы имеют свой корень в этом теле. Когда это тело начинает стареть, ты должен вздохнуть с облегчением: "Наконец-то я избавлюсь от своего страдания!".
Разве наше истинное задание в этой жизни не вернуться к нашей первоначальной, настоящей природе? Всё остальное это же просто пузыри, бегающие по воде...
25. ОСТАВАЙСЯ БЕДЕН, ИЛИ ТЫ СОБЬЁШЬСЯ С ДОРОГИ
"Я хочу попробовать дзадзэн, чтобы стать настоящим мужиком".
Таким людям я говорю: "Из тебя никогда не выйдет настоящий мужик!".
Дзадзэн – это самое скучное дело, существующее для человека – только тот, кто устал от своей человеческой жизни, может начать практиковать. Потому что в дзадзэн речь идёт о том, чтобы распрощаться с бытием человеком. Дзадзэн – это не что-то, что могут выдумать себе люди.
Дзадзэн – это не что-то для заурядных людей. Улучшить себя, влезть по лестнице – это техники светского мира, с которыми люди не могут подобраться к дзадзэн.
Люди надеются получить от Дзэн блестящие идеи. Если ты получил блестящую идею, то это просто блестящая идея, а не Дзэн. Каждый хочет пережить это первым – как учёный, так и практикующий дзадзэн. Но на самом деле в том, что можешь пережить ты лично, каким бы большим и важным тебе это не казалось, нет абсолютно ничего особенного.
Будучи молодым монахом, я тратил все свои силы, чтобы получить сатори. Тут Фуэока Рён роси преподал мне лекцию на всю мою жизнь: "Нет повода для спешки, Кодо. Ты похож на того, у кого висит на носу кусок говна и он спрашивает: 'Кто здесь пёрнул!?' – Пока ты ищешь это таким образом, то никогда не сможешь найти".
(Фуэока Рён роси):
Учение Будды – не лестница, на которую ты залезаешь ступенька за ступенькой. И сатори не похоже на кексы, которые ты съедаешь один за другим – как коаны, которые ты "решаешь" по очереди. Сатори нельзя сосчитать.
Кто хочет сатори? "Я!".
Сатори, в котором речь идёт об этом "я" – ничего особенного.
Парни, которые раздумывают над своими коанами, похоже, думают, что сатори – это нечто индивидуальное: Они хотят сатори для самих себя. Но как бы могло то, что заполняет всю вселенную, быть индивидуальным?
Есть знатные люди, которые строят себе прекрасные дома с видом на кедровый лес только для того, чтобы потом отгородиться от него высоким забором. А потом они выращивают в саду карликовые кедры. Люди всё хотят иметь только для себя лично.
Ты считаешь действительностью только то, что влезает в твои рамки? Действительность заполняет всю вселенную!
Когда ты, лёжа в гробу, ещё раз подумаешь о себе и о том, что ты накопил в течение этой жизни, то увидишь, что ничего из этого не принадлежит тебе лично – это были просто игрушки, которые тебе одолжили на одну жизнь.
Я не думаю, что это особая честь, быть назначенным кантё (высшая должность школы Сото). Все потомки Будд вымаливали себе еду. Какое значение могли бы иметь имя и положение для того, кто покинул свой дом?
"Я ученик мастера Х!".
Для таких людей важно только имя их мастера. Обёртка для них важнее собственного содержимого.
Люди пытаются даже в дзадзэн достичь чего-нибудь. Даже на пути Будды они ещё давят на самих себя.
Людей интересует только роскошь и великолепие. Если тобой за это восхищаются, то в этом действительно нет ничего особенного – потому что те, кто тобой восхищаются, ничего не понимают в учении Будды. Они восхищаются разве что твоим умением жить.
Практика учения Будды должна быть скромной и не бросаться в глаза. Там не должно быть ничего, чем можно было бы восхищаться.
Были монахи, которых убили мечом, или же которые умерли от голода. Вопрос, что даёт нам эта жизнь как людям, не имеет для пути Будды никакого значения. Не вздумай решить, что Буддадхарма принесёт тебе удовлетворение, и не пытайся улучшить свою человеческую жизнь с помощью Дхармы.
Монашеская жизнь, путь веры, состоит в том, чтобы поставить человека на службу Будде.
У Догэн Дзэндзи речь ни на секунду не идёт о вопросе пользы. Он говорит: "Будь как можно более бедным, берегись успеха!".
26. РЕЛИГИОЗНАЯ ПРАКТИКА ОЗНАЧАЕТ ОСВОБОДИТЬСЯ ОТ УПРЯМЫХ ПОНЯТИЙ И ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
Если ты чересчур перенапряжён, то никогда не сможешь избавиться от своих застоявшихся представлений. Если же ты отпустишь свои требования, то в одно мгновение неожиданно изменяется и мир вокруг тебя.
Ты постоянно бьёшься головой о стенку. Почему? Потому что ты настолько окостенел на том, чтобы пробить свои взгляды. При этом ты абсолютно не понимаешь самого себя (Га-ти), видишь всё со своей колокольни (Га-кэн), постоянно пытаешься быть лучше, чем другие (Га-ман) и не любишь никого, кроме себя самого (Га-ай) – не удивительно, что ты набиваешь себе шишки обо все углы. Это опасно для тебя и для других. Религиозная практика состоит в том, чтобы вначале немножко расшевелить это окостеневшее отношение к жизни.
Старые люди дают себя обмануть их прошлому: "Раньше у меня было много денег! Раньше я был молодой и красивый!".
Чем больше они об этом думают, тем больше мучают сами себя.
Это принадлежит к природе человека, придерживаться своих застывших понятий и представлений – мы носим с собой в голове кусок гранита. Это то, что я называю нашей "индивидуальностью": Мы не хотим отпустить то, что принадлежит лично нам.
Твои персональные взгляды – это то, что принадлежит тебе лично. В этих твоих взглядах в итоге речь идёт только о тебе самом. Поэтому то, что принадлежит тебе лично – причина твоих проблем и иллюзий.
Мужчины застревают в их бытие мужчинами, женщины настаивают на их бытие женщинами. Обе стороны вцепились в свои точки зрения. Практика должна состоять в том, чтобы расшевелить это окостеневшее цепляние. Если ты действительно готов полностью отпустить себя, то не станешь цепляться даже за свою жизнь. Поэтому для практики важно развить мягкий и подвижный ум, вместо того, чтобы цепляться за собственные рамки. Не путайся в мелочах, а полностью посвяти себя безграничному космическому целому. Такие слова как "верующий ум" или "сатори" описывают растворение этого окостеневшего цепляния.
То, что ты называешь "эго" – это просто закостеневшее представление, за которое мы цепляемся на основе нашего опыта.
Если ты отпустишь это маленькое представление об "эго", то увидишь себя самого в твоём соседе. Во всех вещах – чашке чая, паре сандалий – ты увидишь себя самого. И так все вещи приобретут в твоей жизни наивысочайшую ценность: Это означает практиковать Дзэн.
Живи свою жизнь тем, что ты примешь точку зрения твоих родителей, твоей жены, твоих детей. Так ты увидишь в твоих родителях, твоей жене, твоих детях самого себя.
Причина, по которой учение Будды кажется тебе тяжёлым – это твоё накопленное знание, которое ты не хочешь забыть. У кого нет веры, тот не хочет слушать – поэтому он не может принять учение, даже когда ему его объясняют. Только тот, кто встречает учение без сопротивления, как бочка без дна, может проникнуть в него.
Если ты искренне склонишь голову перед Буддой, то твоё эгоистичное отношение исчезнет. Твоё маленькое "я" растворится в целом. Это не означает, что у "тебя" есть сатори. Наоборот: "Ты" умираешь, твоё "я" исчезает.
Мы ищем путь, но никто из нас не имеет ни малейшего понятия, где бы он мог быть. Здесь его нет, там его нет. Поэтому вначале мы должны прекратить полагаться на наши представления. В той точке, где кто-то действительно отпустил и отдал всё, он увидит, как цветёт сливовое дерево: Космос, наполненный природой Будды! Так Рэйун Дзэндзи узнал, что он сам и Будда непрерывно связаны – что он сам является Буддой.
На пути нет двух различных вещей. Будда и я не отделены друг от друга. Но это не означает, что я связан с Буддой, как муха, ползающая по спине статуи Будды. Всё так, как оно есть – космический Будда. Нам просто снится, что мы что-то другое: один считает себя богатым, другой глупым, третий мужчиной или женщиной – но на самом деле нет ни мужчины, ни женщины, ни богатых, ни бедных. Когда твой труп сожгут после смерти, никто не скажет: "Это пепел красавицы, а это пепел уродины".
Мы живём свою повседневную жизнь внутри первоначальной природы, но мы всё равно никогда не встречаем её. Это как с глазом, который никогда не видит сам глаз.
Самадхи начинается там, где ты выходишь за рамки субъекта и объекта: Я и ты, зритель и зримое – когда это различие исчезает, ты и твоя практика становитесь одним целым.
Я не существую, ты не существуешь, горы и реки, травы и деревья не существуют. Пока я существую, существуют и рай и ад. Без меня не существует ни рай, ни ад.
Ворота Дхармы большого удовлетворения и спокойствия означает не искать объект веры. Не ищи на другой стороне. Если ты ищешь на другой стороне, то отдаляешься от действительности здесь.
Вера, о которой я здесь говорю, это вера в вечный принцип, вечную истину. Эта вера состоит в том, чтобы оставить свои человеческие представления.
Как же могло произойти, что во времена Шакьямуни даже дурак или шлюха проснулись к пути? Это потому, что они отпустили свои сомневающиеся мысли. Они не были ни особенно мудрыми, ни особенно умными, они не часто слышали лекции Дхармы. Они просто не сомневались. Это сила истинной веры, которая заставила их пробудиться.
27. ЧЕЛОВЕК В ИЛЛЮЗИИ ОДНОВРЕМЕННО ЯВЛЯЕТСЯ БУДДОЙ – РЕЧЬ ИДЁТ О ТОМ, ЧТОБЫ ПОЛНОСТЬЮ ИЗЖИВАТЬ ГЛУБИНУ И ДИНАМИКУ ЭТОГО ОТНОШЕНИЯ
Что произойдёт, если ты пытаешься понять непостоянство тем, что постоянно медитируешь над разлагающимися трупами? В итоге весь мир будет казаться тебе серым и мрачным. Не старайся представить уродливым то, что красиво: Красивая девушка красива не потому, что хочет вскружить тебе голову и отвлечь от медитации. Она просто красива, вот и всё.
Чем больше ты занят своим умом обезьяны и волей лошади, тем больше они прыгают по кругу и смеются над тобой. Ты можешь практиковать дзадзэн, рецитировать имя Амитаба Будды, очень строго соблюдать все правила, ты можешь ждать, пока не состаришься: Но никогда не избавишься от иллюзий. Как бы отчаянно ты ни пытался уничтожить свои иллюзии, ты не достигнешь состояния недуманья или не-ума, а только сведёшь с ума самого себя.
Если мы до конца исследуем нас самих, то увидим, что там нет совершенно ничего особенного. В начале мы были амёбами и сперматозоидами, ни мужчинами, ни женщинами. Так почему же мы пытаемся украсить наш внешний вид такими идеями как "красота" и "уродство", "сатори" и "иллюзия"? Все наши представления о ценности – это галлюцинации, просто сон. И только потому, что мы не хотим из него просыпаться, мы, люди, извиваемся в нашем страдании. Но мы не должны забывать, что сами создали это страдание.
Не дай ничему схватить тебя, ни за что не цепляйся. Чего бы ты ни достиг: не останавливайся, иначе ты начнёшь плесневеть. "Ум действует, не обосновываясь на каком-нибудь месте" (Алмазная сутра). Поэтому это действие безгранично во всех направлениях.
Слово "Будда" тоже ни что иное, как камень на поле твоего ума. Ты должен избавиться от своих понятий о "Будде" и "Дхарме" для того, чтобы просто видеть всё таким, какое оно есть.
Ты говоришь "огонь", но не сжигаешь себе при этом рот. Ты говоришь "вода", но это не утоляет жажду. Ты должен, наконец, оставить слова в покое и повернуться к бесформенному образу действительности.
Вопрос в том, говоришь ты с мирской точки зрения или с точки зрения учения Будды? Всё на самом деле не такое, каким его называют, но если ты поймёшь значение слов, то увидишь, что действительны даже сами эти имена вещей.
Во всех феноменах совместно действуют и одно и десять тысяч различий. Всё становится одним и одно растворяется во всём, и это взаимодействие не останавливается ни на одно мгновение.
Если ты придаёшь слишком большое значение самадхи (становление одним целым), то впадёшь в апатию. Если же ты слишком склонен к мудрости, то потеряешься в десяти тысячи различиях. Для нас речь идёт ни о том, чтобы деградировать к одноклеточным и ни о том, чтобы стать рассеянными профессорами. Для нас речь идёт о том, чтобы вместе жить самадхи и мудрость как часть нашей повседневной жизни. Это должно быть абсолютно свободное действие, стоя твёрдо обеими ногами на земле. Один пример показывал Шакьямуни в течение 40 лет его странствующих проповедей в своей повседневной жизни.
Пустота означает структуру ничто, которое охватывает всё. Нет буддизма без страдающих существ.
Ты должен смотреть на сцену из-за кулис и смотреть на то, что находится за кулисами, со сцены. "Сцена" – это бытиё. "За кулисами" – это пустота. Без того, что находится за кулисами, нет сцены, а без сцены, за кулисами ничего нет.
"Форма – это пустота, пустота – это форма" (Хання Сингё). Это означает, что форму и пустоту нельзя разделить. Живое целое, которое лежит до разделения, манифестируется здесь и сейчас на наших глазах.
Если мы подумаем о нашей жизни в этом мире с точки зрения буддизма, то увидим, что это похоже на отражение в воде: Лицо, отражённое в воде – это я. Но я – не это лицо, отражённое в воде. Так мы становимся свидетелями непостижимого, бесконечного взаимодействия "меня" и "другого".
Человек и Буддадхарма – эта связь непостижимо глубока. Заурядный человек и Будда живут вместе. Нет заурядного человека кроме Будды и нет нирваны вне жизни и смерти. Ты должен найти покой внутри горящего дома.
Тот, кто совершит проступок своим телом, снова найдёт путь посредством тела. Поэтому можно сказать, что это тело, какое оно есть – Будда. "Сосновые тени тем темнее, чем светлее и яснее светит луна". Чем больше ты сидишь, тем яснее понимаешь, что в тебе вместе живут Будда и заурядный человек. Это – самадхи: бесконечно просторный и в то же время сложный мир.
То, что выходит на поверхность во время дзадзэн – не иллюзии. Это содержимое тебя самого. "Ах, так я выгляжу изнутри. Ничего, чем бы я мог гордиться...". Важно однажды подумать так. В самом себе ты встречаешь и Будду и чёрта, и зверя и голодного духа. Это внутренняя декорация постоянно меняется, иногда она рай, иногда ад. Это всё отражения тебя самого. Если ты в спокойствии погружаешься в это, то увидишь, что учение школы Тэндай о 3000 Дхармах внутри сознания, учение о 75 Дхарм школы Куся и 100 Дхарм школы Юйсики представляют собой объяснения этой твоей внутренней декорации.
Разве бытие заурядным человеком нечто плохое? Нет, пока ты из него ничего не делаешь, то оно подобно облаку, плывущему по небу. Не важно, имеет ли это облако образ змеи либо чёрта – оно растворится в пустоте. Если тебя в твоих мыслях не отпускает красивая девушка, просто сядь в дзадзэн: когда-нибудь эти мысли уплывут как облака. Ты не будешь думать о ней в течение десятилетий.
Жизнь – это смерть, смерть – это жизнь. Потому что всё только сон: нам снится, что мы живём, так же, как нам снится, что мы умираем. На самом деле жизнь-и-смерть одно целое.
Каждое отдельное мгновение – это первая встреча и каждое отдельное мгновение – это в то же время прощание: внутри этого единого мгновения рождение и смерть – одно.
28. КТО БЫ ПО ТЕБЕ СКУЧАЛ, ЕСЛИ БЫ ТЫ УМЕР В ПРОШЛОМ ГОДУ?
Ты удивляешься, почему человек напротив делает такое злое лицо? Может быть это потому, что ты сам злишься на него – а он просто смотрит с такими же злыми глазами назад. Что ты чувствуешь по отношению к другим, отражается в их отношении к тебе.
Мы смотрим на вещи сквозь наши цветные очки – в буддизме мы называем это "карма" или "иллюзия". Мир, которым мы довольны, и мир, которым мы недовольны, создали мы сами.
Ты говоришь, что видел это своими собственными глазами, но насколько надёжны твои глаза? Кто решает, что хорошо, а что плохо? Кто решает, что – холодное, а что – горячее; кто решает что победа, а что – поражение и кто может действительно сказать, хороша твоя практика или нет? Каждый смотрит на это сквозь свои очки кармы и иллюзии. Мир, который мы видим, не больше чем конгломерат наших иллюзий.
Седой старик, который когда-то сбежал с женой другого, думает теперь, лёжа на больничной койке, что его жена, которая сама уже стала старой бабой, изменяет ему с другим. Это безумие – проекция его собственной прошлой кармы, которая появляется теперь перед его глазами конкретно и выразительно. Весь этот большой театр, который создаёт мир, всего лишь крутится вокруг призрака – нас водит за нос проекция нашей собственной кармы.
В повседневной жизни мы даём вертеть собой нашим постоянно меняющимся эмоциям радости и горя, счастья и волнения. Толкотня, которую мы видим на улицах Токио – в Сибуя, Синдзюку или на Гиндза – ничто по сравнению с тем, что происходит в тебе самом. Это неизбежный результат твоей прошлой кармы, который манифестируется в многочисленных слоях, накладывающихся друг на друга.
Твоя жизнь – это результат твоей собственной кармы. В данный момент у меня просто ненадолго закончился бензин иллюзий, поэтому я веду себя так спокойно, но у других бензобак ещё на порядок более полный.
В какой-то сутре стоит, что тому, кто всю свою жизнь делал плохое, в час его смерти стены, столбы и двери появятся в образе демонов. Когда ты умрешь, и твоё сознание начнёт растворяться, то твои прошлые дела начнут преследовать тебя, и ты будешь извиваться в боли своей собственной кармы – это действительно так, ты это сам увидишь.
Ты сидишь в колеснице Будды, но из-за того, что не имеешь чёткого представления о себе самом, тебе снится твой сон, состоящий из иллюзии и кармы. Так ты непрерывно ездишь в этой одной колеснице на американских горках в шести мирах (обитателей пещер, голодных духов, зверей, дерущихся демонов, людей и небесных существ).
Твои иллюзии не имеют ни малейшей субстанции. Они рождены из кармы – они просто кажутся такими.
То, что ты называешь горячим или холодным, радостью или горем, ты называешь таким только по сравнению с твоей прошлой жизнью. Это беспредметная карма. Она не существует, но она и не ничто.
В жизни нет ни счастья, ни несчастья. Всё зависит от твоей личной точки зрения: Есть люди, которые даже посреди самого большого счастья, ещё извиваются в своём страдании.
Как бы хорошо тебе не было, просто думай, что это настроение пройдёт. Как бы плохо тебе не было, просто думай, что и это настроение пройдёт. Ты не должен к этому относиться так серьёзно.
Наше тело – это просто временная вещь, состоящая из четырёх элементов: земли, воды, огня и ветра. Но если ты как следует взглянешь, что же является настоящей сутью этого тела, то увидишь, что там абсолютно ничего нет – "Когда ты просыпаешься к телу Дхармы, то видишь, что там нет никакой субстанции" (Сёдока). Если смотреть на всё со стороны отсутствия субстанции, то не имеет ни малейшего значения, как пойдут дела. Кто бы по тебе скучал, если бы ты умер в прошлом году? Никто! Тебе вообще не нужно было рождаться. И если бы ты родился котом или лошадью, то никто бы тоже не имел ничего против.
Ты должен понять, чем на самом деле является твоё тело. Если существование твоего тела только мираж, то на самом деле нет ни рождения, ни смерти. Если ты однажды как следует поразмыслишь над этим, то увидишь, что твоё тело только сон. Оно ненастоящее. Тебе только так кажется.
Что бы с тобой ни произошло: если ты измеришь это линейкой бесконечности, то увидишь, что в этом нет ничего особенного. Так же и если тебе кто-то что-нибудь подарит: ты от радости прыгаешь до потолка, но на самом деле в этом нет абсолютно ничего особенного.
Шакьямуни Будда сказал: "Не бери то, что не принадлежит тебе". Хогэн Биккху ответил: "Понял". Что он понял? Что ему не принадлежит ничего во всей вселенной. И что также нет ничего, что можно было бы взять – тут он был голый как младенец.
Нет ничего, что бы принадлежало тебе, и нет ничего, что бы принадлежало мне. Всё, что ты называешь своей собственностью, ты просто одолжил – на короткое время своей жизни.
Ты говоришь о победе и поражении, выигрыше и проигрыше. Это похоже на то, как если бы ты пробовал посчитать количество волн в море. Воды в море не прибывает и не убывает, но ты видишь только пену 10000 волн перед собой. Так ты и проводишь свою жизнь, качаясь на волнах непостоянства.
Выйди за рамки мужского и женского, бедного и богатого. Если ты выйдешь за все эти границы, то в итоге увидишь, что это только спектакль в театре: Даже Будда просто сон. Сатори просто сон. Если ты посмотришь на свою жизнь с точки зрения ничто, то увидишь, что это всё просто сцены в запутанном сне – там нет ни "смысла", ни "цели".
Ты просыпаешься от своего сна и думаешь, что навсегда оставил позади свои иллюзии? Всё не так просто. Также как рак, пускающий под водой пузыри: Если ты считаешь, что они настоящие, то выяснится, что они ненастоящие, если же ты считаешь, что они ненастоящие, то увидишь, что они настоящие. Мы практикуем внутри нашего сна: Так и должно быть – одно целое с практикой, одно целое со сном.
История твоей жизни как бег облаков. Просторное небо – это пустота. Там нечего схватить – действительно абсолютно нечего.
(В конце жизни, показывая на окно):
Подойди, видишь хребет горы Такагаминэ? Я слышу, как гора зовёт меня: "Кодо, Кодо!".
29. ТЫ УЖЕ ЖИВЁШЬ В НИРВАНЕ – И ВСЁ ЕЩЁ ВОЛНУЕШЬСЯ О СВОЕЙ ЗАРПЛАТЕ?
Ты выпендриваешься своим именем и положением, и при этом даже не знаешь кто ты на самом деле. Ты не знаешь, какой случайности обязан своим рождением, и не знаешь, почему дышишь. Прежде чем ты успеешь оглянуться, ты уже влюбился в какую-нибудь девушку и у тебя уже родился ребёнок – и ты всё ещё абсолютно ничего не знаешь.
Тебе не нужно так много думать о том, счастлив ты или нет, нравится тебе эта жизнь или нет. Даже то, что тебе нравится, когда-нибудь надоест, а то, что не нравится, может вдруг понравиться. Одним словом: всё пусто.
Все вещи существуют только с помощью кармического взаимодействия, и при этом нет ни одной вещи, которая должна была бы быть именно такой, какая она есть. Это бумажное окно не должно быть бумажным окном. Мир обойдётся и без него. То, что ни у одной вещи на самом деле нет субстанции, означает, что нет ничего, за что мы могли бы цепляться: всё пусто.
Нирвана – это мир, в котором пустота не больше чем пустота. В этом нет абсолютно ничего особенного. Только люди торопливо бегают за одной вещью и убегают от другой. При этом на самом деле нет ничего, что бы ты мог достигнуть, и нет места, где бы ты мог спрятаться.
Ты живёшь посреди нирваны – и даёшь своим заботам о зарплате посадить себя на цепь.
И в твоём сознании и в твоей жизни важно не дать свести себя с ума ненужным вещам. Но если тебя похвалят, то ты прыгаешь от радости, а если тебя не похвалят, то ходишь грустный. Ты пьёшь больше чем надо и никогда не знаешь, когда тебе уже чего-нибудь достаточно. Ты даёшь вести себя на поводке всем вещам, пока в итоге вообще больше не знаешь, о чём на самом деле идёт речь в твоей жизни.
Чёрная собака говорит белой собаке: "Эй, белый! Если слухи правдивы, то белые собаки после смерти рождаются людьми. Я бы хотел быть на твоём месте: будучи человеком, я бы мог есть ножом и вилкой и ходить на двух ногах, это было бы прекрасно! Кто даст мне гарантию, что я, будучи чёрной собакой, вообще когда-нибудь приду на свет человеком?". Тут белый говорит со слезами в голосе: "Все говорят так, и я действительно думаю, что в следующий раз приду на свет человеком. Есть только одна вещь, которая меня беспокоит..." – "И что это?" – "Я не знаю, будет ли у меня, когда я буду человеком, достаточно говна поесть, чтобы пережить собачьи дни". Мир собаки отличается от мира человека. Если собака не поест говно во время собачьих дней, то у неё случится тепловой удар. Но какой человек стал бы его есть? Это имел в виду Нисиари Дзэндзи, когда он сказал, что объяснить Буддадхарму заурядному человеку также тяжело, как заинтересовать младенца порнографией.
Некоторые люди пьют чай и едят кексы, чтобы утешить самих себя и обмануть себя о своей жизни. С каждым кексом они прячут одну иллюзию, с каждым кексом появляется новая.
Лошадь никогда не ведёт себя плохо как лошадь. Человек имеет возможность выйти за рамки своего бытия человеком, но вместо этого он предпочитает свалиться в свои звериные инстинкты.
Ты умрёшь. И всё равно тебя не интересует ничего кроме денег и хорошей еды. Ты хочешь скопить как можно больше до своей смерти. Это причина твоего страдания.
Вместо того чтобы думать, что твои деньги делают тебя чем-то особенным, подумай сначала о кассирше в банке: Через её руки тоже постоянно проходят деньги.
Чем страдают страдающие существа на самом деле? Сумасшествием толпы. Тебе не нужно так много денег, чтобы жить, но сумасшествие толпы заставляет тебя думать, что этого ещё недостаточно. И эта мания делать карьеру тоже выражение сумасшествия толпы.
Ты должен стать человеком, который ничему не даёт увлечь его. Зачем? Ты же не бычковая рыбка, хватающая любую наживку. К сожалению заурядного человека легко приманить, поэтому, прежде всего мы должны обращать внимание в нашей практике на то, чтобы ничему и никому не давать вести себя на поводке.
Большая природа не знает спешки, только люди постоянно давят на себя. Откуда возникает это противоречие? Я думаю, потому что только люди ломают себе голову над тем, почему они так несчастливы и что они должны сделать, чтобы быть счастливее.
Люди постоянно бегут. Они прячутся здесь, они прячутся там, постоянно в поиске лучшего укрытия. Когда же бег человека, наконец, подходит к концу? В гробу.
Речь идёт не о том, чтобы бежать так далеко, что наши заботы и нужды не могут нас больше достать. Мы также не пытаемся так долго бежать за одной вещью, пока, наконец, не приведём её под наш контроль. Речь идёт о том, чтобы жить эту жизнь твёрдо обосновавшись в учении Будды этим телом, какое оно есть. Суть учения Будды – манифестировать нирвану внутри сансары (проходящего мира, нашей жизни-и-смерти).
Если светит солнце, дай солнцу светить; если идёт снег, дай снегу идти. Ты должен наблюдать за всем пространством целиком, а не только за твоим личным вырезом из него. Но люди предпочитают создавать что-нибудь, вместо того чтобы принимать природу, какая она есть.
Твоё тело, какое оно есть, излучает свет истины. Единственное, что стоит на пути этого света, это твой ум, старательно строящий козни. Если ты просто забудешь все свои скрытые намерения и планы и осмотришься вокруг с открытыми глазами и ушами, не пытаясь ничего схватить, то увидишь, что всё хорошо такое, какое оно есть.
Журавль, спокойно бьющий крыльями, не говорит о "спокойствии ума" и не жалуется на "заботы и нужды". Он не летит ни за чем и ни от чего.
Ничего в мире не имеет особого значения: Деньги не считаются, твоя карьера не считается, что тебе вкусно или нет – не важно. Нет ничего более неинтересного, чем то, что интересует людей. Катастрофы? Ничего особенного. Даже Рёкан сказал: "В несчастье ты должен встречать несчастье. Когда ты умираешь, то умирай! Таким удивительным образом ты можешь избежать любую катастрофу".
Если ты закроешь глаза и подумаешь о том, что было, то увидишь, что всё это является пустым. Смотря на это из этого мгновения, это не было ни "хорошо", ни "плохо".
30. ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ НАСТОЛЬКО БЛИЗОК К СВОЕМУ МАСТЕРУ, КАК И БЛОХА В ТРУСАХ?
Не цепляйся и за своего мастера. Не цепляйся даже за Будду или Дхарму. Монах по имени Мугай плакал, когда пришло время прощания с его мастером Нисиари Дзэндзи. Тогда Нисиари сказал: "Ты всегда хочешь быть недалеко от меня? Если ты так этого хочешь, то стань блохой и живи у меня в трусах!".
Мужчины должны забыть своё бытие мужчинами, женщины – женщинами. Богатые должны забыть своё богатство, бедные – бедность. Монахи свою монашескую природу. Только если подобным образом ты забудешь всё, появится истинная Дхарма.
Важно смотреть на этот мир с точки зрения смерти. Каким он выглядит, если ты посмотришь на него из гроба? Пока ты живёшь, то видишь только мир своих иллюзий. Только когда ты умрёшь, то этот мир действительно начнёт жить.
Почему само собой разумеющееся так тяжело понять? Нас водят за нос наши привычки. Когда ты становишься монахом, то у тебя появляются твои "монашеские привычки", и ты даёшь им обмануть себя. Или "духу времени". Или "среде". И ты начинаешь жаловаться на свою судьбу и плакать. Но в чём вообще состоит твоё несчастье? Вне тебя нет ничего, что можно было бы назвать "счастьем" или "несчастьем".
Жизнь – это сон, который ты создаёшь своими понятиями. Если ты говоришь, что тебе нравится жизнь, то жизнь тебе нравится. Если же ты говоришь, что она тебе надоела, то она тебе и надоедает. Но сколько бы ты не развлекался, когда-нибудь тебе всё равно станет скучно.
В жизни ничего не решено: Если посмотреть на счастье внимательно, то выясняется, что оно несчастье, или несчастье оказывается счастьем. На самом деле нет ни счастья, ни несчастья, ни радости, ни горя. Ничто не должно быть каким-то определённым образом, всё хорошо, как оно есть сейчас. Только люди делают вокруг этого много шума – такова жизнь.
Если ты точно проанализируешь свою жизнь, то увидишь, что то, что мы называем "счастьем" и "несчастьем", "радостью" и "горем", "раем" и "адом", "просветлением" и "иллюзией", не имеет никакой субстанции. Это похоже на то, как если бы мы разговаривали во сне. Но на самом деле мы уже давно хорошо устроились в вездесущей истине.
Жизнь – это театральный спектакль. Тебе было бы гораздо проще, если бы ты сказал себе, что играешь в этом спектакле просто роль слуги. Но потому что ты считаешь этот спектакль действительностью, то недоволен этой ролью. Но зато если ты наоборот, получаешь роль министра, то сразу же начинаешь красоваться перед другими. Есть даже люди, которые начинают плакать, пропустив свой поезд.
Многие вещи в этой жизни являются просто продуктами ума: понятиями, на которые мы нацепили одежду. Мы должна вернуться к нам самим, проснуться к нам самим, и видеть мир таким, какой он есть, абсолютно голым, без наших фантазий. Буддадхарма означает ни что иное, как это. Всё то, чему мы научились, что мы где-то подцепили, всё это мы должны забыть. Мы просто даём вести себя за нос всему этому накопленному знанию, которое приобрели в школе и увидели по телевизору.
На самом деле мы живём эту жизнь просто как времяпрепровождение. Но если подумаем об этом два раза, то начинаем вдруг искать смысл и значение. Мы говорим: Я сделал то-то и то-то – что я получу за это? Так мы пытаемся накопить хорошую карму, но при этом только загрязняем нас самих. Лучше жить всегда абсолютно свежо и заново. Карма начинается там, где ты принимаешь вещи не такими, какие они есть. Если ты не полностью такой, какой ты есть, то начинаешь цепляться за своё эго. Люди дают погонять себя этой карме.
Нет ничего, что бы ты мог схватить. Нет ничего окончательного. Там, где ты отпускаешь свои выдуманные представления, начинается путь.
Есть люди, которые хотят вначале всё до конца обсудить: "Предположим, это было бы так и так, что бы мы сделали тогда?". Я всегда говорю в таком случае: "Нет проблем. В конце мы умрём!". Ломать себе голову над тем, что бы ты делал в том или ином случае – это означает самому создавать себе проблемы. Настоящие проблемы придут к тебе сами.
Жизнь как война: Ты постоянно занят обстрелом своих врагов. Дзадзэн означает прекратить огонь. Отставить стрельбу!
Мы видим нечётко, потому что даём обмануть нас привычкам наших глаз, ушей и носа. Наш ум должен быть таким чистым, как листок белой бумаги. Мир выглядит свежим, если ты смотришь на него из бесконечно просторного, безоблачного неба дзадзэн.
Если ты увидишь хотя бы маленький кусочек неизмеримого, то твои заурядные представления о ценности того или иного исчезнут. Жил как-то один, которого посадили на три года за военные преступления. Тут он впервые увидел себя как голого человека, которому все его ордена и медали абсолютно ничего не дали.
Вера означает быть освещённым неизмеримым "Я", которое непрерывно связано с Буддой. Это "Я", которое не ты сам, "Я", которое ты не можешь думать.
31. ВСЕЛЕННАЯ КАК ЦЕЛОЕ ЕСТЬ НИ ЧТО ИНОЕ, КАК ПРОБУЖДЁННЫЙ ДУХ
Всё в этой жизни мы получили как подарок, нам действительно всего хватает. Что бы мы могли ещё пожелать? И этот факт не интересует и не печалит нас. Это означает, что в этом нет ничего особенного: Жизнь не знает ни выигрыша, ни проигрыша. Её нельзя измерить, у неё нет чёткой формы.
Откуда идёт этот один вдох и выдох? Откуда появляется это внезапное бешенство в твоём животе? Откуда приходит твоя влюблённость? Сколько бы ты ни искал, ты не найдёшь ответа. Это похоже на фейерверк – тебе нужно просто на него смотреть, там нечего спрашивать. Это так и для твоего сатори: там нет ничего особенного, оно сгорает, как и фейерверк. Что остаётся, это не сатори и не иллюзия, а мир по ту сторону от сатори и иллюзии, от "хорошо" и "плохо".
Ты размышляешь о том, как тебе быстрее всего попасть из точки Х в точку Y? Ответ практики сикантадза состоит в том, чтобы просто вернуться к той точке, в которой эти мысли ничего не значат. В сидении нет ни бедных, ни богатых, ни способных, ни бездарей. Вернувшись в эту точку, просто твёрдо сидеть на земле.
Ты думаешь, что деньги создают твои иллюзии? Нет, у денег нет намерения. И это также не вина духов, если ты оборачиваешься вслед за девушкой. Если ты просто оставишь в покое свои собственные намерения, то в этом нет ничего особенного.
Кипарисы осуществляют себя как кипарисы, гора как гора. Только люди ломают себе голову, сколько же это будет стоить.
Твой нос нюхает жареного угря – и это всё. Твои глаза видят красивую девушку – и это всё. Пока ты не принимаешь точку зрения своих человеческих желаний, в этом нет ничего особенного. Дай вещам просто быть такими, какие они есть.
"Птица поёт, цветок смеётся – сами по себе, совершенно естественно". К ним при этом не приходят мысли типа: "Я сейчас произведу на Саваки впечатление своей песней". Или "Ты что, слепой? Разве ты не видишь как красиво я здесь цвету?". Птица просто поёт, цветок просто цветёт – таким образом они осуществляют самих себя как самих себя посредством самих себя.
Десять тысяч вещей абсолютно спокойны. Даже когда дует ветер и уносит с собой лепестки. И когда идёт дождь и промокнет твой дорогой костюм, то только ты злишься, а дождь остаётся совершенно спокойным.
Люди говорят, чту у Саваки большой нос, но мой нос никогда не утверждал этого и никогда не задумывался об этом. Он большой и молчит. Это так и для всех остальных вещей – они просто такие, какие они есть, не думая об этом. Воплощёно на практике это означает – дзадзэн.
Вещи не говорят: "Я ценный кусок керамики!" или "Я просто дешёвая ваза...". Вещи молчат, потому что они не имеют настоящей субстанции.
На самом деле вещи такие, какие они есть: гора – гора, река – река, татами – татами, бумажное окно – бумажное окно. И если ты внимательно посмотришь на 10000 вещей, то увидишь, что они, какие они есть, являются телом Будды. Только шелуха сознания о бытие просветлённым Буддой уже давным-давно отвалилась от них.
Путь Будды – это мир, в котором нет объектов типа "сатори". В этом мире нет ни врагов, ни союзников и ничего, за что надо было бы драться. Поэтому люди говорят: "Буддизм очень скучный!".
Мудрость – это нечто другое, чем смекалка. Умный поставит самого себя в центр, но мудрость состоит из понимания, что этого центра не существует. "Я" не существует. Поэтому для мудрого речь идёт не о нём самом. Мудрый хочет освобождения не для себя одного.
Если ты пердишь, то воняет – что есть истина, если не это? В пространстве и времени нет вообще ничего, что не было бы выражением этой истины. Белое лучше, чем чёрное? Кто может это определить! Белое – это белое, чёрное – это чёрное – все вещи выражают Дхарму одним и тем же образом, без того, чтобы одно было лучше, чем другое.
Космический свет пронизывает всё, не существует места, которое бы он не освещал. Каждый раз, когда кажется, что одна вещь существует, а другая нет, или же что одна вещь возникает, а другая исчезает, то это только свечение космического света. Поэтому нет ничего, что можно было бы взять или отдать. Потому что "взять и отдать" сами по себе – свечение.
Если ты не смотришь презрительно на проходящий мир, то есть практикуешь недуманье, то ты, может быть, увидишь, что все вещи во всей вселенной являются ни чем иным как пробуждённым духом. Это означает, что земля, на которой ты сейчас стоишь, должна быть раем, и что ты должен каждое отдельное мгновение полностью отдавать себя одному тому делу, которое ты делаешь.
Путь Будды – это космическая действительность, истина большой природы. Поэтому все явления – выражение пути Будды.
Когда Сэссю рисует горы и реки, то этим он рисует Будду. Все феномены есть явления Будды – это сатори.
Будда означает вселенную, какая она была с самого начала. Вселенная – это одна единственная мандала, огромный алтарь Будды. Всё, что ты видишь – часть космической мандалы; всё, что ты слышишь – космическая мантра.
То, что мы называем "Будда" или "путь", имеет совершенно свободную форму. Это как ткань, из которой можно сделать всё что угодно. Мы можем нарисовать это на бумаге в форме демона или змеи, но тем самым мы фиксируем это. Наша практика должна состоять в том, чтобы сохранять этот ум как этого Будду свежим и живым.
Всё – путь Будды, нет ничего, что бы не являлось путём Будды. Но мы ни в коем случае не должны делать этот путь Будды чем-нибудь, о чём мы только болтаем. Путь Будды не должен становиться избитым понятием, он должен быть каждое мгновение совершенно новым.
ВСЕЛЕННАЯ